Карта сайта                           
Институт открытой экономики
Об институте
Исследования
Публикации
Доклады
Дискуссия




 Независимые производители газа


 Политические режимы стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза и их влияние на экономическое развитие


Расширенный поиск
     Главная   Публикации   Публикация в СМИ 


СМИ

Каким должен быть Стабфонд и куда тратить излишки?
Дебаты о том, какой нам нужен Стабилизационный фонд, похоже, подходят к концу. На своем последнем заседании Бюджетная комиссия фактически приняла решение повысить цену отсечения (цену, сверх которой доходы бюджета от нефтяного сектора будут идти в Стабфонд) до 25 долларов за баррель
Сосунов Кирилл, Шарипова Елена

Это решение можно только приветствовать. Действительно, при столь высоких ценах на нефть, как сейчас, проводимая до сих пор политика изъятия в фонд всех доходов от цены выше 20 долларов была неразумна. Ведь цель создания фонда - это сглаживание расходов бюджета при изменяющихся доходах, при этом изначально предполагается, что эти доходы должны быть потрачены, Стабфонд лишь позволяет распределить во времени. Другими словами, если в ближайшие три года средняя цена нефти будет выше 30 долларов, а после этого она постепенно снизится до своего долгосрочного среднего значения (которое оценивается экономистами не ниже 20 долларов), то для равномерного распределения полученных сверхдоходов цена отсечения должна быть установлена на уровне между 20 и 30 долларами; при цене отсечения в 20 долларов мы никогда не сможем потратить текущие сверхдоходы - они будут лежать в Стабфонде вечно.

Единственным аргументом властей для накопления такого большого объема средств в фонде была идея досрочного погашения долга Парижскому клубу, однако, похоже, переговоры с кредиторами показали, что сэкономить на будущих процентных платежах нам не удастся.

По расчетам Института открытой экономики, исходя из оценок динамики цен на нефть, основанных на исторических данных, оптимальная с точки зрения сглаживания расходов цена отсечения при текущем уровне цен находится в диапазоне 24 - 25 долларов за баррель. Таким образом, решение правительства выгладит оправданным с экономической точки зрения - при столь высоких ценах на нефть и таком значительном налогообложении нефтяной отрасли мы можем и должны делать больше расходов.

Однако, приняв столь важное решение об увеличении цены отсечения, правительство оказалось лицом к лицу с еще более важной задачей - определить, на какие именно цели тратить полученные средства. Ведь речь идет о значительных суммах - около 350 миллиардов рублей в год. И здесь, похоже, консенсуса во власти пока нет. Вместе с тем то, куда правительство решит тратить эти деньги, очень важно для нашего будущего развития.

Экономическая теория и опыт других ресурсно богатых государств говорит о том, что страна, сильно ориентированная на добычу сырья, рискует оказаться в ситуации "голландской болезни", когда при росте цен экспорта развиваются лишь сырьевой сектор и сектор услуг, в то время как перерабатывающие, в особенности высокотехнологичные отрасли не развиваются вовсе. Действительно, зачем вкладывать в сложное производство, когда можно все импортировать из-за рубежа за счет доходов от экспорта сырья. Вместе с тем такая ситуация чревата снижением темпов роста в будущем: ведь основной источник долгосрочного роста - это технологический прогресс, который возможен лишь при развитом перерабатывающем секторе экономики. "Голландская болезнь" - классический пример так называемого провала рынка - ситуации, когда рыночные силы не дают оптимального с точки зрения всей экономики распределения ресурсов.

В ситуации, когда рыночные механизмы не могут дать оптимального распределения ресурсов перед фискальными властями, лежит задача не только предоставить обществу необходимый уровень общественных благ, но и с помощью налоговой и расходной политики пытаться корректировать действия агентов с целью добиться эффективного распределения ресурсов. В российской ситуации конкретная политика должна сводиться к значительному налогообложению ресурсных отраслей (нефть и газ) и использованию полученных средств для стимулирования развития других секторов экономики с помощью снижения налогов на эти отрасли, предоставлению налоговых льгот по инвестициям, прямому участию государства в софинансировании значительных инвестиционных проектов по улучшению инфраструктуры.

Таким образом, оптимальным путем расходования дополнительно появившихся доходов должна быть некоторая комбинация увеличения текущих расходов и снижения налогового бремени на экономику, причем стимулирующего инвестиции в высокотехнологичные отрасли. Другими словами, нельзя потратить все дополнительные доходы на повышение пенсий и зарплат в бюджетной сфере, часть доходов, полученных за счет столь высокого налогообложения нефтянки должна быть использована на лечение "голландской болезни". Учитывая тот факт, что капитализация российской экономики находится на очень низком уровне, и частые заявления властей о том, что необходимо делать больше для диверсификации экономики, нам кажется, что приоритет должны иметь именно такие, а не социальные расходы.

Конечно, на практике выбор конкретного механизма поддержки перерабатывающих отраслей является очень трудной задачей: должно ли правительство финансировать какие-то проекты само или на паях с бизнесом, какие конкретно проекты стоит финансировать, на сколько и какие именно налоги нужно снижать и т. д. Скорее всего, необходимо в некоторой мере задействовать все механизмы - снизить НДС (может, не до 13, а до 15 процентов), исключить инвестиции из налогооблагаемой базы налога на прибыль, увеличить финансирование науки и образования и напрямую участвовать в софинансировании действительно значимых инфраструктурных проектов.





   © 2004 Openecon. Все права защищены.